Портал разработан и поддерживается АНО "Центр ПРИСП"
Меню
25 марта 2024, 18:05

Опора на национальную технологическую базу

Опора на национальную технологическую базу
 
Политолог, публицист Александр Механик и автор журнала «Монокль» Наталья Быкова – о новой стратегии научно-технологического развития России.

Сфере науки и технологий обещают долгий период мобилизации. В феврале президент РФ Владимир Путин утвердил новую редакцию Стратегии научно-технологического развития страны, которая была принята в 2016 году и должна была действовать до 2025 года. Правки в базовый документ, определяющий политику государства в области НТР, начали готовить еще год назад, официально их объясняют усилившейся геополитической турбулентностью и связанной с ней необходимостью корректировки заявленных ранее приоритетов.

В новом варианте впервые вводится понятие технологического суверенитета как способности государства создавать и применять критически важные наукоемкие технологии и иметь возможность организовать на их основе производство товаров в стратегически значимых отраслях, а также говорится о вступлении в новый этап развития в условиях санкционного давления. Эти посылы серьезно смещают акценты господдержки: если предыдущая стратегия ориентировала на создание технологий, товаров и услуг «не только отвечающих национальным интересам, но и востребованных в мире», то новая дает установку на первоочередное обеспечение внутренних потребностей российской экономики и повышение качества жизни населения. Скорректированы также планы реализации стратегии: заявлена ускоренная разработка импортонезависимых технологий, освоение и локализация известных иностранных технологий для здравоохранения, ЖКХ, энергетики, промышленности и других отраслей; замещение устаревших технологий. Международная повестка подправлена в пользу сотрудничества с конструктивно настроенными иностранными государствами и их объединениями — здесь в числе приоритетов значатся Союзное государство России и Белоруссии, страны СНГ, БРИКС, Шанхайская организация сотрудничества, Евразийский экономический союз.

Кроме того, из раздела, посвященного государственной политике в области НТР, исчез пункт «свобода научного и технического творчества», который, впрочем, в предыдущей версии имел очень путаную трактовку.

В целом количество правок в новом тексте стратегии невелико, формулировки ее ожидаемых результатов, а также задач, поставленных перед государством, практически полностью переписаны из прежнего варианта. Обещанное финансирование сектора R&D тоже осталось неизменным: к 2030 году его планируется довести не менее чем до 2% ВВП, причем в этот показатель включаются как государственные, так и частные вложения, соотношение которых должно стать равным.

Формально получается, что мы идем к тем же целям (в стратегии это интеграция научно-технологической сферы с социально-экономической системой страны, создание основы для устойчивого развития и технологического суверенитета), но новым путем — с опорой на национальную науку, собственное производство и растущий внутренний спрос на инновации.

Частично этот путь был опробован задолго до обсуждаемой ротации документа. Еще в 2014 году, когда в связи с присоединением Крыма к России большая часть европейских стран, США и Канада начали вводить первые порции запретов на трансфер технологий в РФ, на государственном уровне заговорили о необходимости ускоренного импортозамещения в критически важных отраслях. И несмотря на то, что принятая в 2016 году стратегия НТР в этом плане оказалась мягкой — в ней даже не были упомянуты санкции и рожденные ими планы форсирования замены высокотехнологичного импорта — в стране начали готовить юридическое поле и инфраструктуру для будущего рывка. В частности, был принят ФЗ-216 (так называемый закон о технодолинах), предоставивший льготы бизнесу для открытия дочерних предприятий при вузах; федеральный проект «Передовые инженерные школы», создающий условия для интеграции научно-образовательного и производственного процессов; отраслевые программы по импортозамещению.

Стратегия-2024 предполагает, что на этом уже созданном фундаменте можно строить далекоидущие планы развития науки и инноваций, перезагрузки на их основе экономики и построения технологического суверенитета. Пока это воодушевляет адресатов политики НТР.

«Важно, что появилось четкое определение понятия “технологический суверенитет”, в дальнейшем оно должно проецироваться на всю государственную регуляторику», — отмечает Иван Покровский, исполнительный директор Ассоциации разработчиков и производителей электроники. По мнению гендиректора НПО «Унихимтек» (компания — национальный чемпион, инициатор разработки КНТП по новым композиционным материалам и создания композитной долины в Тульской области и технологической долины при МГУ), заведующего кафедрой химического факультета МГУ Виктора Авдеева, «мы получили идеологию национальных чемпионов». В новой редакции стратегии его привлекло то, что упор в ней делается именно на технологический суверенитет и присутствуют ключевые инструменты ее реализации, уже проверенные на практике: важнейшие инновационные проекты государственного значения — ВИПы, КНТП — комплексные научно-технические программы и проекты полного инновационного цикла и ИНТЦ — инновационные научно-технологические центры, которые называют долинами. «Во всех этих инструментах, — отметил Авдеев, — заложено главное: результат их деятельности — это промышленный продукт, полученный на основе разработок фундаментальной науки. В стратегии ясно указано, что основным направлением государственной политики в области научно-технологического развития и важнейшей мерой по ее реализации является “формирование эффективной системы взаимодействия науки, технологий и производства, повышение восприимчивости экономики и общества к новым технологиям, развитие наукоемкого предпринимательства”». Особенно важно, по мнению Авдеева, намеченное в стратегии «создание системы государственной поддержки малых технологических компаний, обеспечивающей их ускоренный рост, технологический прорыв и устойчивое положение на национальном и мировых рынках».

Космос между строк

В качестве приоритетов научно-технического развития на ближайшее десятилетие в стратегии обозначены девять направлений. Семь из них почти в неизменном виде перенесены из предыдущей версии документа. Это ИИ для проектирования всевозможных систем и материалов; экологичная и ресурсосберегающая энергетика; персонализированная медицина и высокотехнологичное здравоохранение; высокопродуктивное и экологически чистое агро- и аквахозяйство; создание интеллектуальных транспортных, энергетических и телекоммуникационных систем, повышающих связанность территории РФ; противодействие биогенным, техногенным, социокультурным угрозам и деструктивному иностранному воздействию; психология, социология и политология как оружие для ответов на «большие вызовы». Плюс добавилось два новых пункта: оценка выбросов и поглощение климатически опасных веществ и активно лоббируемые Курчатовским институтом природоподобные технологии. Внутри этих направлений можно найти почти все тематики, которые ассоциируются с построением суверенитета, — от микроэлектроники до материалов, высокоскоростных магистралей и тонкой химии.

Не попали в «вип-список» только космические технологии — видимо, как и оборонные, их решили не включать в общий, «приземленный» документ.

Большинство из утвержденных приоритетов соответствуют глобальным трендам в R&D. При этом в стратегии четко сказано, что следовать мейнстриму Россия будет исключительно с учетом национальных интересов.

Более того, в качестве одной из негативных тенденций, мешающих российской науке стать основой суверенного развития государства, является, по мнению авторов стратегии, «следование глобальным технологическим трендам без комплексного учета текущих и будущих запросов российской экономики и общества, отвечающих национальным интересам Российской Федерации». Правда, не указано следование каким именно трендам мешает нашему развитию. Это тем более важно указать, что одновременно одним из наиболее значимых для научно-технологического развития страны вызовов в стратегии объявляется «исчерпание возможностей экономического роста России, основанного на экстенсивной эксплуатации сырьевых ресурсов, на фоне формирования экономики данных, ускоренного развития и внедрения технологий искусственного интеллекта во всех отраслях экономики и социальной сферы», которые, собственно, и являются глобальными технологическими трендами и фактически объявлены приоритетами этой стратегии, так же как и «переход к передовым технологиям проектирования и создания высокотехнологичной продукции, основанным на применении интеллектуальных производственных решений, роботизированных и высокопроизводительных вычислительных систем, новых материалов и химических соединений».

Удивляет, однако, что в перечень приоритетов научно-технологического развития не включена микроэлектроника, которая является основой не только указанных в стратегии экономики знаний, искусственного интеллекта, робототехники и суперкомпьютеров, многократно упомянутых президентом в его выступлениях, но и всей современной экономики, Возможно, составители стратегии отнесли ее к традиционным отраслям, но именно отставание в области микроэлектроники тормозит развитие всей нашей экономики в том числе самых современных ее отраслей. Не спасает наличие отраслевой стратегии, выполнение которой регулярно срывается, о чем наш журнал неоднократно писал. Поэтому представляется, что поднятие микроэлектроники на президентский уровень как-то может помочь ее развитию.

Тренд на суверенитет

Такой заход на суверенный курс, кстати, уже не является нашей эксклюзивной историей — сейчас это тоже мировой тренд. Он начал формироваться в период пандемии коронавируса, которая на время парализовала мировую логистику, привела к дефициту микросхем и обострению торговой войны между США и Китаем. Тогда в Америке был принят Закон о чипах, который предусматривал выделение беспрецедентных субсидий на строительство полупроводниковых заводов, и введены ограничения для китайских лидеров телекома. Напуганная этим «штормом» Германия тут же приняла свою «антиглобалистскую» стратегию высоких технологий, в которой заявила о намерении развивать собственную цифровую инфраструктуру, привлекать таланты из-за рубежа, внедрять гибкий подход к управлению инновациями. Вскоре глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен объявила о создании платформы стратегических технологий Европы и единого центра важнейших проектов (так называемого портала суверенитета), пояснив, что для ЕС важно иметь технологическое преимущество, чтобы противостоять последствиям масштабных налоговых льгот и пакетов субсидий в Китае и Штатах. Суверенная стратегия принята и в КНР в ответ на американские рестрикции: там сделана ставка на расширение областей развития с опорой на собственные силы.

При этом во всех странах осознают, что принимаемые меры чреваты издержками: падением экономической эффективности в краткосрочном периоде; возможным повышением цен и снижением качества товаров вследствие ослабления глобальной конкуренции. Однако растущие риски экстерриториального влияния на национальные экономики вынуждают правительства менять приоритеты политики НТР.

Российский суверенный путь в этом контексте выглядит наиболее сложным из-за высокой импортозависимости. В 2014 году она была близка к 90% по всему спектру высокотехнологичных товаров и услуг (в Российской империи этот показатель был на уровне 50%, в СССР — 15%). По данным Высшей школы экономики, к началу 2023 года наибольшая зависимость от высокотехнологичного импорта остается в станкостроении (76%) и фармацевтической промышленности (65%), но в ряде отраслей — машиностроении для пищевой промышленности, сельскохозяйственном и тяжелом машиностроении — все же произошел перелом в пользу обеспеченности отечественной продукцией.

ИИ в помощь инвесторам


Спорным в стратегии представляется пункт о принципах финансирования сферы исследований и разработок. По общим цифрам, характеризующим объемы денежных вливаний, в последние годы не возникает острых дискуссий, эти показатели плавно растут: по предварительным подсчетам, по итогам 2023 года инвестиции государства и частного сектора в R&D достигли рекордной отметки 1761,7 млрд рублей. В доле от ВВП это не так много — всего 1,03%. Для сравнения: в США и Швеции аналогичный показатель равен 3,4%, в Германии — 3,1%, в Китае — 2,4%.

Однако намеченных стратегией целевых 2% ВВП, как отмечалось выше, планируется достичь преимущественно при помощи частного сектора. И для этого, судя по всему, придется принимать экстраординарные меры. По данным Министерства науки и высшего образования РФ, с 2016 по 2023 год доля частных расходов в объеме инвестиций в НИОКР оставалась примерно на одном уровне — в районе 35% с небольшими колебаниями. Предполагается, что по итогам 2023 года внебюджетный вклад вырастет по сравнению с предыдущим годом на 0,7% и достигнет рекордной отметки 36,4%. Но такой динамики, конечно, не хватит для 15-процентного роста за десять лет.

«Не очень понятно, как будет формироваться этот внебюджетный процент. Насколько известно, государственные корпорации уже имеют эту “нагрузку” и вряд ли готовы к ее росту. Скорее всего, будет заложено стимулирование среднего и малого бизнеса к таким вложениям, но нет гарантии, что сам бизнес к этому готов», — делится сомнениями ведущий сотрудник ИКИ РАН Сергей Богачёв.

Ведущий сотрудник ЦЭМИ РАН Сергей Гатауллин полагает, что паритет частно-государственного инвестирования в современной России возможен только в прикладных исследованиях, а фундаментальный сектор должно поддерживать государство, «причем не точечно выхватывая горячие темы, а по всем направлениям, так как действительно прорывные открытия часто происходят на стыке предметных областей, и далеко не всегда смежных».

Пока даже импортозамещение — вполне рыночный сегмент — у нас нуждается в господдержке. Не для печати многие представители бизнеса говорят, что в этом новом технологическим забеге сами рассчитывают получить дополнительные стимулы, а не наращивать расходы. Тенденция, возможно, будет меняться, но не быстро. Локомотивами гипотетического инвестиционного прорыва в этой сфере могут стать компании, работающие в области искусственного интеллекта, но пока единицы из них — Сбер, «Яндекс», Smart Engines, «Тинькофф» и МТС — серьезно вкладываются в науку. Сейчас это существенно не влияет на соотношение средств государства и бизнеса в финансировании российских НИОКР, но, если смотреть на треки западных стран, именно этот сегмент может «выстрелить».

По мнению академика РАН, главного научного сотрудника Центра прогнозных исследований ИМЭМО РАН Наталии Ивановой, цель нарастить долю бизнеса в инвестициях в науку и разработки нужно ставить, даже понимая, что она не вполне реалистична. «Важно создавать стимулы для бизнеса, убирать преграды в инновационной деятельности малых и крупных компаний, — считает эксперт. — Когда бизнес сам предпринимает усилия для создания новых технологий, понимая их рыночную перспективу, исчезает проблема внедрения, о решении которой мы так много и часто впустую говорим».

Для больших и маленьких

В обновленной стратегии появились новеллы, в которых в общем виде анонсируются протекции малым технологическим компаниям (МТК, выручка до 4 млрд рублей). В частности, говорится о вовлечении таких компаний в обновление отраслей экономики и создание новых рынков товаров и услуг вместе с крупными компаниями и органами государственной власти (видимо, посредством госзаказа) и о создании для них системы господдержки.

Частично такая работа уже идет: принята программа субсидирования затрат на НИОКР, выделяются гранты от Фонда содействия инновациям; запущен национальный реестр малых технологических компаний, принят закон, определяющий правовые основы деятельности МТК.

Есть и удачные кейсы взлета: например, компании — национальному чемпиону «Моторика», разработчику и производителю функциональных протезов, которая успешно пользуется различными механизмами господдержки, удалось вырасти и войти в топ-10 мировых производителей в своем сегменте. «Государство на сегодняшний день является одним из основных спонсоров и инвесторов научно-технологической сферы в России. Поэтому ключевой тренд на рынке — это совместные продукты и программы при поддержке государства», — уверен гендиректор «Моторики», председатель правления союза «Кибатлетика» Андрей Давидюк.

«Нужна более четкая постановка задач развития промышленности в целом и понятный перечень мер по формированию среды, которая заставит участников рынка конкурировать за право получить место в проектах развития, — полагает Иван Покровский. — Это заставит их активно внедрять инновации, обращаться к науке, и таким образом будет замкнут цикл, который в данной стратегии обозначен как разорванный».

Наталья Иванова напоминает, что бизнес очень чувствителен к налоговым и кредитным льготам, и применение отечественных аналогов зарубежных технологий должно быть простимулировано этими проверенными «бонусами» и, конечно, госзаказом.

Кто готов


В целом стратегия представляет собой весьма общий документ, который лишь намечает контуры будущих изменений. Ключевыми инструментами в ее реализации будут госпрограмма в области НТР, нацпроекты, стратегические инициативы, отраслевые стратегические планы, программные документы регионов и муниципалитетов, фондов и корпораций, институтов инновационного развития и т. д. Часть из них будет разработана заново, часть откорректирована в соответствии с новыми задачами. Заявлена также очередная реорганизация системы управления в области науки, технологий и технологического предпринимательства в условиях мобилизационного режима.

Перспектива этой масштабной перестройки всей научно-технологической бюрократии выглядит отнюдь не безобидной.

«Подводные камни здесь — высокая инерционность систем организации и управления наукой, быстрая бюрократизация новых структур, противоречие задач независимого руководства целям мобилизационного режима, — считает Наталья Иванова. — Не исключено, что создание институциональных решений по стимулированию инвестиций в НИОКР со стороны компаний потребует новых мер по борьбе с монополизмом, коррупцией, излишним административным давлением и недружественным поглощением перспективных бизнесов с использованием силовых ресурсов. Стратегия отвечает текущим вызовам государственного уровня, которые в целом соответствуют проблемам науки и образования, но у каждого субъекта научно-технической деятельности есть текущие финансовые, кадровые, организационные проблемы, которые могут находиться в другой плоскости. Связь этих вызовов разного уровня не всегда очевидна».

По мнению основателя и СЕО Mirey Robotics Сергея Наташкина, проблемы с реализацией стратегии могут возникнуть именно на местах: регионы, которым в построении технологического суверенитета отводится одна из главных ролей, могут быть попросту не готовы к выполнению грандиозных задач государственного масштаба.

Многое в успехе очередной антикризисной миссии будет зависеть от того, как будут поставлены эти задачи. Стоит напомнить, что исполнение прежней, тоже во многом мобилизационной, стратегии 2016 года сопровождалось очень невнятным планом ее реализации, который фактически включал в себя только пункты общего содержания вроде: «гармонизация инструментов стратегического планирования в сферах научной, научно-технической, инновационной и промышленной политики в соответствии с целями, задачами, приоритетами и механизмами Стратегии», «проведение комплексного анализа востребованности результатов исследований и разработок по приоритетам научно-технологического развития, полученных с использованием финансовой поддержки из средств федерального бюджета и эффективности такой поддержки и использование результатов такого анализа для оптимизации бюджетного планирования».

Может, именно «выполнение» такого плана и потребовало принятия новой редакции стратегии? Каким же должен быть этот документ, мобилизующий многочисленных участников процесса построения технологического суверенитета? Один из авторов данной статьи много лет назад был главным конструктором нескольких разработок в области лазерного приборостроения и в этом качестве оказался причастен к выполнению одной грандиозной советской стратегии, принятой постановлением Политбюро ЦК КПСС. Что отличало эту стратегию, которая была скорее стратегией и планом «в одном флаконе», от обсуждаемой нами? Начиналась она с формулировки цели планетарного масштаба. Эта цель была разбита на подцели, которых нужно достигнуть, а каждая цель второго плана привязывалась к министерству, отвечающему за ее выполнение, и разбивалась на конкретные НИРы, ОКРы и производственные задания.

Этот уникальный опыт организации движения к намеченным ориентирам полезно вспомнить и сейчас, когда наш энтузиазм в построении инновационной экономики раз за разом вязнет в хаосе многочисленных стратегий. Думается, что и в настоящее время не существует никакого другого пути выполнения такой, безусловно, планетарной цели, как развитие науки и технологий в России до уровня мировых достижений, кроме как через разработку комплексного и всеохватывающего плана, с четким определением общей цели, поставленной государством, причем не в таком общем виде — развитие науки и технологий, а конкретно — чего именно предполагается достичь и далее с разбиением ее на конкретные задачи и доведением этих планов до конкретных исполнителей. И нас не должно смущать, что многие предприятия и компании теперь частные. Частники тоже любят четкие цели и планы, которые гарантируют им долговременную загруженность и гарантированные доходы.

Ранее опубликовано на: https://stimul.online/articles/sreda/nauke-skorrektirovali-tseli/
Печать
В Каире состоялся круглый стол на тему «Россия и новый миропорядок»18:25Путин прибыл в Королев на встречу с руководителями предприятий ОПК16:36ЛДПР: Встреча для «инцелов» и «фемцелов» не носит сексуального характера16:25Алексей Чекунков оценил роль Якутии в развитии Севморпути16:15В Индии начался шестой этап парламентских выборов13:43Трудовые ресурсы нужны, но нужен четкий контроль13:43Украина хочет замедлить успехи ВС РФ13:29Выдвиженцы московской СРЗП попробовали себя в дебатах13:14Мэр Хабаровска наградил лучших предпринимателей13:07Зеленский высказался о вопросе своей легитимности12:46Собянин расширил программу финансовой поддержки инноваторов12:24Первые 83 участника программы «Время героев» приступят к обучению12:15В Европарламенте следует ожидать усиления позиций евроскептиков11:34В ЦБ объяснили указ Путина по изъятию активов США11:22Сегодня во всём мире отмечается День Африки11:16На выставке «Россия» проходят Дни Дальнего Востока и Арктики11:05Как проходит избирательная кампания в Вологодской области10:56Закон суров, но это закон10:56Владимир Путин и Александр Лукашенко ответили на вопросы журналистов10:39Антимонопольные меры позволят выдержать баланс цен09:37Украинские военнопленные - это человеческие ресурсы08:48Справедливороссы определили четырех кандидатов в Мосгордуму23:01Глава Приамурья ответил на вопросы депутатов заксобрания22:46В Астрахани спустили на воду буксирное судно «Михаил Чеков»22:39В Магадане стартовал первый телефестиваль «Русский Север»22:21Чекунков: В 2025 году в Приамурье создадут Международную ТОР22:13Довыборы в Госдуму по одномандатному округу № 152 пройдут в ЕДГ22:03В Петербурге суд отказал в иске члену УИК, заявившей об избиении21:49
E-mail*:
ФИО
Телефон
Должность
Сумма 8 и 7 будет

Архив
«    Май 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031