Портал разработан и поддерживается АНО "Центр ПРИСП"
Показать меню
Архив
«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
28 мая 17:51

Что должны делать Травников и Локоть, чтобы выиграть губернаторские выборы

Что должны делать Травников и Локоть, чтобы выиграть  губернаторские выборы
 
Политическая предвыборная ситуация в Новосибирской области определяется не силой, но, скорее, слабостью основных претендентов на победу, каждый из которых пока недостаточно эффективен и убедителен. Именно поэтому победа на губернаторских выборах осенью 2018 г. может быть одержана только в составе коалиций. Основной вопрос текущего момента – кто из основных претендентов более договороспособен и какая коалиция придет к власти в случае успеха Анатолия Локтя или Андрея Травникова.

Если суммировать максимально коротко мнения опрошенных «Континентом Сибирь» представителей деловой среды, Локоть – хороший коммуникатор и политик, но его качества как администратора подвергаются критике чаще, чем способность эффективно действовать в публичном пространстве. Те, кто успели ближе познакомиться с Травниковым, оценивают в первую очередь его административные способности. Тем не менее, этой оценки недостаточно, чтобы признать за ним статус готового публичного лидера политической системы Новосибирской области. Ведь на предстоящих выборах дело идет о позиции первого лица – губернатора, не председателя правительства или сити-менеджера.

Андрей Травников и Анатолий ЛокотьДвум упомянутым претендентам сегодня в равной степени трудно. Травников и Локоть могут на самом деле пожать друг другу руки и уважительно поздравить визави с решимостью погрузиться в не совсем привычную для себя среду. Нынешний мэр Новосибирска, который в политике как рыба в воде, принял на себя тяжелейший и непривычный функционал ответственного за дороги, коммуникации, земельные участки и тому подобные темы. Нынешний врио губернатора, состоявшийся как хозяйственный управленец на территории, где всё более-менее просто и понятно (ввиду наличия одного доминирующего олигархического игрока – имеется в виду «Северсталь»), с готовностью попал в совершенно непривычную, вероятно, просто кошмарную для себя атмосферу борьбы за власть, интриг, давления, многозначности и многофакторности, каковую примерно с 2009 г. являет Новосибирская область – где не знаешь, к кому можно повернуться спиной и иногда хочется лучше сразу встать к стенке. Оба держатся стойко и готовы идти до конца. Это достойно уважения.

Понятно, что указанные разделения «политика» и «администратора» условны. Одно тесно связано с другим. В любом случае Новосибирская область стоит перед необходимостью трудного выбора. Желание облегчить его и форсированно упростить ситуацию тем или иным способом многих не покидает, но не решает ни одной проблемы. Ситуация выбора была бы проще для всех, если бы 4 года управления городом при мэре Локте ознаменовались более заметными достижениями – или если бы Травников демонстрировал больше искушенности политика-коммуникатора. Но что есть, то есть.

Люди, которые работают в реальном бизнесе (а не занимаются, например, тихим освоением бюджетных средств под прикрытием депутатских корок), отлично знают, что конкуренция благотворна. Конкуренция – это работа над ошибками, которая выявляет недостатки и стимулирует каждого из участников рынка стать сильнее. Функцию катализатора политического конкурентного процесса в Новосибирской области взял на себя бывший глава региона и экс-полпред президента в СФО Виктор Толоконский. И, по сути, все заинтересованные в будущем этой территории и даже все, для кого политика – просто вид бизнеса, могут быть благодарны ему за то, как он исполняет трудную миссию общественного антимонопольного регулятора, даже при несогласии с конкретными высказываниями и оценками «главного советника мэра Новосибирска». Благодаря Толоконскому политика возвращается в Новосибирскую область.

Проблемы Травникова
Недостатки управленческого стиля Андрея Травникова были отмечены уже при подведении итогов 2017 г. («Вежливый человек» в Новосибирске и местные жители»). За четыре последующих месяца первые впечатления, к сожалению, окрепли. Число «местных жителей», которые могли бы сказать, что у них «есть контакт» с врио губернатора, выросло не особо. На протяжении почти всего пребывания в Новосибирской области Травников воздерживался от того, что составляет азы любой политической деятельности – от формирования собственной команды или, говоря более широко, коалиции, во главе которой он только и может победить. Холодная вежливость и отстраненность продолжали характеризовать его манеру общения с новосибирцами.

Частично ответственность за это несут доброхоты, формировавшие у него и у публики анекдотичное представление о том, что на новосибирских выборах работать за него и за них должен президент России. «Путин же поставил? Путин же назначил?» – говорили они. – Дело сделано». Вопрос, зачем тогда прибыли в Новосибирск заниматься процессом специалисты на московских зарплатах, стыдливо опускался. Специалисты, вероятно, не сомневаются в том, что на текущем этапе их обязанность – попилить победу Путина в России и НСО. Накрыться Путиным как одеялом, использовать Путина как костыль – другие метафоры, которые описывают настроения смелых профессионалов, решивших использовать Владимира Владимировича явно не по назначению и рекомендующих врио губернатора поступать аналогично. В качестве модели для развития региональной политической системы предписывается «лунный синдром»: руководителю субъекта РФ надлежит светить отраженным светом, не представляя самостоятельной величины и ценности на фоне загоризонтного кремлевского солнца, а населению страны следует благодарить судьбу за своё бледное счастье.

Анатолий Локоть и Андрей ТравниковВ действительности при всех спекуляциях на тему одобрения главой государства кандидатуры Травникова невозможно найти ни малейших признаков того, что Путин реально призывает население Новосибирской области голосовать за врио. И неудивительно. Зачем ему вообще это нужно? Хотел бы Путин снова назначать губернаторов, ему достаточно было бы повести бровью – Дума с восторгом проштампует любые поправки в законодательство, исходящие от президента. Но, судя по всему, это не входит в планы хозяина Кремля. Как ни странно, вероятно, он действительно предпочитает, чтобы в регионах по крайней мере иногда выигрывали люди, способные выигрывать – а не только послушные клерки, живущие заемной славой. Клерки в хозяйстве тоже нужны, но с ними одними далеко не уедешь.

Идея стать избранным лицом, эксплуатируя в первую очередь факт своего годичной давности попадания в приказ президента о временном назначении электорально непродуктивна. Есть несколько причин, почему эта идея химерична и не будет работать. Во-первых, возвращение Путиным Медведева в кресло главы правительства лишний раз напомнило электорату в принципе и так известную ему истину: мягко говоря, не всё то золото, что дарует нам начальство. Президентские назначенцы – это чиновники. А чиновников в России не любят. Никто из серьезных людей не сомневается, что Дмитрий Анатольевич – не более, чем исполнитель президентской воли. Но, можно сказать, именно за это его и не жалуют – популярность премьера существенно ниже, чем у Путина.

Во-вторых, избиратели Новосибирской области хорошо помнят, кто ставил им двух предшествующих губернаторов – Юрченко и Городецкого: тоже президент (и вряд ли многие уточнят, что в первом случае у него была другая фамилия). Где сейчас эти губернаторы? Внезапно выяснилось, что не так уж они и хороши, причем сверху же народ об этом и оповестили. Почему теперь вдруг следует думать, что Травников – исключение из чётко наметившегося правила? Да нет ни у кого никаких оснований после имевших место скандальных отставок разинув рот внимать очередному «ставленнику». Опытные уже тут все на этот счет.

В-третьих, сделав премьером Медведева, Путин сознательно идёт на снижение популярности власти в ближайшие месяцы. Предположительно на осень придется пик разочарования населения в тех надеждах на перемены к лучшему, которые – от лукавого, скажем прямо – инициировались агитаторами за президента накануне четвертого срока. Станет ясно, что никаких перемен в обозримой перспективе нет и не будет. Рейтинг Путина катастрофически не обвалится. Но всем его назначенцам придется хуже. Протестно отыгрываться будут на них. Они, собственно, для этого и предназначены, как груши для битья. Как резиновые чучела начальника в комнате отдыха персонала в некоторых японских компаниях: их можно повалтузить для психологической разгрузки. Его – нельзя.

Люди, которые боятся сентябрьских выборов, всё время мечтают, что кто-то сделает за них эту работу – «изберёт» Травникова – если не Путин, то силовики. Такова ещё одна спасительная надежда. Сценарии вмешательства правоохранительных структур в избирательную ситуацию под кодовым обозначением «зачистка» будоражат фантазию новосибирских политиков и бизнесменов уже давно. А между тем… Силовикам, конечно, почтение – против лома нет приема. Однако нельзя сказать, что вертикаль силовая и политическая тождественны друг другу. Они разделены и разведены – в том числе и для конкуренции и взаимного контроля, против которых отнюдь не возражает их общий учредитель.

Именно поэтому для второй из них обратиться за помощью к первой значит признать – в глазах босса, на которого обе замыкаются – свою слабость и никчемность. Вот так они, значит придут, эти великие сановно-ядерные политтехнологи, к вождю и скажут: «Не можем никак избрать по-нормальному Андрея Александровича Травникова в Новосибирске, надёжа-государь! Тебя избрали, а его не под силу. Срочно дай нам на подмогу немного генералов, а то никак у нас без них». Ну и кто они после этого будут с высочайшей точки зрения?

С силовиками всегда одна и та же оказия: сядешь на штык, потом с него не слезешь. А через какое-то время он выйдет сам – из горла. Вспоминается, как в бытность Василия Алексеевича Юрченко губернатором Новосибирской области силовики вытряхивали из кресла на нары главу города Бердска. И, вероятно, Василий Алексеевич считал это успешно проведенной политической операцией и был очень доволен восстановлением управляемости на вверенной ему территории. Чуть позже наступила и его очередь: управляемость продолжала восстанавливаться и восстанавливаться. В полуавтоматическом режиме.

Вмешательство силовиков всегда травматично. Это – хирургия, непременно оставляющая шрамы и побочные эффекты. В Новосибирской области и так всё в шрамах после предыдущих экскурсов силовиков в политику – в 2009 – 2010 и в 2014 гг. Пациент, конечно, выдержит очередное вскрытие, но вряд ли приходится думать, что оно пойдет кому-то на пользу. Естественно, легитимность губернатора, избранного после расчистки конкурентного поля силовиками, останется под вопросом. Те, кто желают Травникову такого развития событий, предлагают ему будущность политического инвалида или «хромой утки». В том числе в расчете на то, что ему самому будет не слишком комфортно долго задерживаться в регионе, куда он «въехал» на полицейском уазике. Завоевать власть и авторитет грубым инструментарием людей в погонах, чтобы далее интеллигентно заниматься развитием научного, умственного, культурного и т. д. потенциала региона (как сам врио губернатора определял свои приоритеты) не вполне логично. Тут надо определиться на берегу, кто ты и с кем ты – то ли дровосек, то ли ученый.

Не получится стать сильным губернатором, срезав соперника до выборов следственным или, ещё один вариант, муниципальным фильтром. Подсесть на штык – всё равно что на иглу. Силовая компенсация политической слабости переводит эту слабость в разряд хронически-непреодолимой, что будет «аукаться» во всех последующих начинаниях и проектах сомнительного победителя на выборах. К сожалению или к счастью наилучшим вариантом для Травникова по-прежнему остаётся честная политическая победа. И он вполне способен её одержать – если только будет поставлена именно такая цель и отброшены расслабляющие иллюзии того, что победа случилась ещё вчера. Но политический успех в его, да и не только в его, ситуации подразумевает задействование ресурсов коалиционной и командной игры. Собственно говоря, приход Андрея Жукова в областное правительство – первое не техническое, а принципиальное кадровое решение Травникова в Новосибирске, первый признак готовности врио губернатора к ранее непривычному для себя формату деятельности.

Произведя достаточно неплохое впечатление на старте своего общения с новосибирцами, врио губернатора затем непростительно затянул ознакомительный период и сбавил темпы своего вхождения во власть. На протяжении нескольких месяцев Травников словно бы ставил перед собой задачу опровергнуть известную поговорку «один в поле не воин». Даже полпредство, которое, как отмечал «Континент Сибирь», с самого начала выступало его естественным политическим союзником, врио губернатора ухитрился держать на дистанции. Отсутствие самостоятельной кадровой политики, политических усилий по консолидации вокруг себя региональной элиты стали для многих маркером слабости, на которую не преминули откликнуться все заинтересованные: вакуум начал заполняться. Таким образом, можно с полным правом утверждать, что проблемы, незамедлительно возникшие вслед за проявлениями слабости (или тем, что было так интерпретировано), Травников создал сам. Не будет преувеличением сказать, что он спровоцировал своих политических оппонентов на активность, которой, действуй он иначе, возможно, не было бы совсем.

Из всех шагов назначенного главы региона с наибольшей яркостью подчеркнула его уязвимость история отставки министра сельского хозяйства Василия Пронькина. Как бы ни оценивать работу Пронькина (известно, что в Заксобрании мнения на этот счет разделились), недопустимо оставлять ключевое ведомство без полноценного главы накануне весенних посевных работ, при том, что аграрный сектор региона и так испытывает массу сложностей, а избиратели, за счет которых Травников имеет шансы выиграть выборы, живут далеко не в областном центре. Если требуется каким-то образом проиллюстрировать профильному электорату зияющий развал управляемости и внушить ему неверие во врио, то устранением Пронькина цель блестяще достигнута. После этого можно начинать коалиционные переговоры…

Трудности Локтя

Более-менее очевидно послание, с которым Анатолий Локоть пойдет к городским избирателям в случае своего выдвижения на пост губернатора. Я очень хотел сделать город другим, чем он достался мне от Городецкого и Знаткова, мог бы сказать мэр; насколько мне это удалось, сами видите – но причина в том, что область забрала наши городские деньги, целых два с половиной миллиарда рублей налогов, и в результате мы не можем развиваться. Итого, единственный способ изменить ситуацию в городе к лучшему – это захватить областную власть и вернуть миллиарды из городов и районов области в Новосибирск. Благословите меня на это благое свершение, дорогие горожане!

Ничего другого людям, голосовавшим за него в 2014 г., в обоснование своей готовности уйти на повышение, Анатолий Евгеньевич сказать сегодня не может. Ну, разве что добавить, что науке сегодня известен только один мэр, который сумел добиться всеми отмеченных перемен во вверенном ему хозяйстве, да и тот носит фамилию Собянин, а управляет столицей нашей Родины Москвой.

Проблема избирательного штаба Локтя в том, насколько понравятся речи о налоговом перераспределении сельскому электорату, если их растиражировать как следует в местах его обитания. В результативности и незавершённости срока работы мэром, пожалуй, основная политическая слабость Локтя. Несомненно, оппоненты могли бы развернуться, критикуя его городские достижения. Такой поворот разговора был бы не самым желательным для градоначальника, поскольку народ всегда найдет причины для недовольства, стоит только его подогреть. Но от гастролеров в избирательном штабе Травникова это требует усилий, кропотливости, формирования круга спикеров, отработки контента, а они не хотят со всем этим возиться, поэтому халтурно занимаются тем, что на самой поверхности – не отходя от монитора пытаются поймать за слово Локтя или Толоконского. «Локоть, наверно, был нетрезв», «Толоконский манипулирует мэром» и т. п.: такие выпады, в которых желания оскорбить больше всякого иного содержания, не пойдут на пользу кандидату из Вологды. Они вызывают обратную реакцию и мобилизуют людей «от противного» на защиту мэра, больше ничего. (Ключевой тезис материалов, которые горе-штабисты пытались разместить в соцсетях под впечатлением выступления Локтя на сцене оперного театра 21 мая, где он поздравлял с 20-летием сайт НГС, их самих же и выдаёт.

С их точки зрения если человек уверенно ведет себя на публике, шутит и демонстрирует хорошее настроение, это неестественно: явно что-то принял – убеждены на основе опыта столичной жизни политтехнологи из центра. Своими знаниями они стремятся поделиться с жителями Новосибирска. Поскольку я был в театре и общался там с мэром перед его выступлением, скажу, что глупость и необоснованность вброса не вызывает сомнений.)

Будучи политиком, Локоть мог бы продемонстрировать больше прорывного мышления – к которому сегодня приглашает всех президент России (сам, впрочем, не особо торопясь в этом направлении). В городе должны существовать образцовые территории – пусть на всё не хватает ресурсов, но вот эту улицу, вот этот участок мэрия сделала такими, какими был бы весь Новосибирск, будь мы немного богаче. Но хозяйственный менеджмент и политический маркетинг в стенах мэрии состыкованы плохо. Да, городская инфраструктура функционирует, вопреки гипотезам доброжелателей, звучавшим год за годом, что вот уже сейчас всё наконец рухнет. Да, мэр очень активно контактирует с различными городскими средами. Но желания сконцентрировать силы и выдать горожанам ориентир, воплощенный позитивный результат, хотя бы и территориально ограниченный бюджетными возможностями, не прослеживается. Чтобы сдвинуть дело с мертвой точки только на городской набережной, мэрии потребовалось почти четыре года.

Виктор Толоконский прав, когда с высоты своего опыта и знаний заявляет, что Травникову на абсолютно новом для него месте работы не хватает решительности («способности принимать решения»). Чему, правда, не приходится удивляться и думаешь, что если бы прилетев в Новосибирск, вологодский мэр изобразил всезнание и начал махать шашкой, было бы хуже. Но способность принимать решения – это такая вещь, которой сегодня недостаёт многим. Наверное Локоть должен был проявить волю и подойти к выборам с объектами городского значения, о которых он мог бы сказать: «сделано при мне». Или «начато при мне». И много таких? Есть мнение, что, обозначь мэр вышеназванную способность, и к реализации проекта нового ЛДС удалось бы приступить уже «при мэре Локте» – а вот ведь не случилось. Проблемы с политическим маркетингом у Локтя генеалогически восходят к таковым же у КПРФ в целом. Традиционно неважно владеют буржуазными навыками товарищи коммунисты.

И Локоть, и Травников – оба не склонны к «прорывам». Что же касается массированных коммуникаций «по площадям», которым мэрия уделяет столько внимания, то они не отменяют факта трудной судьбы ведомой Локтем коалиции победного 2014 года: иных уж нет, а те далече. Не все, кто поддерживал нынешнего мэра в 2014 г., обнаруживают себя с ним в одной команде в 2018.

Итого, Травников до последнего не спешил создавать свою команду, Локоть терял команду, которая у него была когда-то: оба совершали коммуникационные ошибки. Но альтернативы предвыборным альянсам – выстраиванию их на новой основе в ситуации середины 2018 года – нет ни у того, ни у другого.

Кто с кем, кто куда?
Локоть не скрывает своей готовности объединять усилия – в первую очередь с Виктором Толоконским. (Забавно видеть, как в федеральных СМИ идет реклама этого союза, размещенная пиарщиками Травникова.) Союзниками врио губернатора могут выступить сибирский полпред президента Сергей Меняйло, политики и бизнесмены, которые связаны с бывшим губернатором Новосибирской области Владимиром Городецким, а также с бывшим полпредом президента в СФО Анатолием Квашниным. Для обоих претендентов важны отношения с председателем Заксобрания Андреем Шимкивом и его группой поддержки, контролирующей региональный парламент.

Анатолий Локоть, Андрей Травников, Андрей ШимкивИ для Травникова, и для Локтя решающее значение имеет борьба за влияние на электорат сельских районов области. Стратегия Травникова – максимально расколоть городской электорат Локтя и выиграть за счет консолидированного голосования в свою пользу избирателей за пределами областного центра. Стратегия Локтя с точностью до наоборот – сохранить за собой лояльность новосибирцев и ослабить позиции Травникова на селе. Важнейшая вводная для реализации обоими претендентами своих планов – обезглавленное состояние регионального минсельхоза, фактическое отсутствие формальной системы управления аграрным сектором. В сложившихся условиях возрастает значение неформальных контактов и связей, которыми обладают на селе Андрей Шимкив (изначально свой для аграриев) и его единомышленники. Виктор Толоконский, также не понаслышке знает многих влиятельных людей на областных территориях, включая глав районов. Все эти связи уже активированы, состоялись визиты и переговоры на предмет осенних раскладов. Сельский электорат традиционно более управляем, чем городской. Взаимопонимание с главами районов и хозяйств обеспечивает соискателей поддержкой сотен тысяч дисциплинированных избирателей.

В условиях катастрофической погоды, финансовых трудностей и отсутствия не то, что активного управления процессами со стороны области, но даже просто серьезного человека в исполнительной власти, которого аграрии могут считать «своим», связка Локоть – Толоконский может выглядеть из глубин НСО очень привлекательной. Толоконский – типичный городской человек, бывший мэр, ставший губернатором, в своё время сделал очень много, чтобы найти общий язык с районами. Думаю, что аграрии, как и строители, ностальгически вспоминают времена, когда регион возглавлял такой внимательный и отзывчивый руководитель, «опытнейший экономист», всегда готовый придумать и реализовать программы поддержки приоритетных отраслей. Для них фигура Толоконского – гарантия того, что «при Локте будет нормально».

Андрей Шимкив до середины мая добивался согласия Москвы на участие в праймериз «Единой России», доказывая, что если он пойдет, то пройдет, а если пройдет, то никакому кандидату от КПРФ в Новосибирске ничего не светит. Однако спикер ЗС получил отказ. Сейчас он, подобно Андрею Ксензову в 2014 г., сам не претендуя на власть, держит в своих руках ключи к ней. На словах он 23 мая «горячо поддержал» Травникова. Но если Шимкив фактически присоединится к альянсу Локтя и Толоконского, Травников становится неизбираем. Как и во всех коалициях трудным вопросом остаётся распределение функционала после победы. Какие позиции займут при губернаторе Локте Шимкив и Толоконский, кто станет председателем правительства, кто при поддержке триумвирата возглавит освободившйся город – Асанцев или Илюхин? Вполне вероятно, что Шимкив может счесть для себя более интересным и обещающим вариантом сыграть за Травникова сейчас, чтобы реабилитироваться в администрации президента за свои несогласованные поступки в прошлом, и получить приз через два-три года, когда, как многие продолжают думать, Травников покинет Новосибирскую область ради нового московского назначения.

Такое решение спикера не вызвало бы удивления с учетом того, что в регионе нет сейчас человека, которому врио губернатора настолько часто шел бы навстречу, насколько регулярно он стремится сделать хорошо Андрею Ивановичу. Основные кадровые решения Травникова первых месяцев правления принимались в угоду «группе Шимкива» – это и увольнение Сергея Боярского и Александра Титкова, и отставка Василия Пронькина. Проблема Травникова, как всегда, в коммуникациях – при всех конкретных дружеских шагах он просто не вызывал у спикера эффекта доверия. Чем больше хорошего непроницаемый врио губернатора делал для главы ЗС здесь и сейчас, тем сильнее того одолевали сомнения, какими будут их отношения после выборов, когда глава региона избавится от приставки врио. Что дальше – на этот вопрос Травников, видимо, убедительно ответить не мог или не хотел.

В конце концов частичным ответом прозвучал приход в областную власть Андрея Жукова. Выясняется, что экс-глава исполкома ассоциации «Сибирское соглашение» готов возглавить областное правительство после избрания Травникова – вместо Владимира Знаткова, которого скорее всего хотел бы видеть в этом кресле Шимкив. Лишившись своего союзника на позиции куратора экономического блока правительства, Шимкив многое теряет, в том числе уменьшается и его способность контролировать ЗС. Что ему пообещали в обмен на лояльность, устроит ли его, скажем, вариант переместить Знаткова на позицию сити-менеджера Новосибирска, или устная договоренность об этом в реальности никого ни к чему не обязывает, скоро станет ясно.

Роль Толоконского

Если региональная элита умеет договориться внутри себя и консолидироваться, то в великой и обильной земле есть порядок и «варягу» тут делать нечего. Однако существует точка зрения, что региональные олигархи на то и олигархи, что в конечном счете политически бессильны и консолидировать их может только фигура извне. Для чего и нужен условный «центр», который её пришлет.

Проблема организации элиты – не только экономическая, но и коммуникативная. В Новосибирске функции главного коммуникатора, модератора-интегратора деловой и политической среды пытается выполнить Виктор Толоконский. Если у него не получится договориться с Шимкивом, то вся конструкция рассыпается и тогда Андрей Травников должен быть готов сделать своё варяжское дело. То есть выступить лучшим коммуникатором, чем экс-полпред и экс-губернатор.

Виктор ТолоконскийКак уже говорилось, Травников, привыкший к однофакторным конфигурациям (Вологодская область с одной большой «Северсталью» внутри) на протяжении определенного времени испытывал иллюзию, что и в Новосибирске ситуацию можно свести к привычной: ведь решения по мне приняты, какие ещё могут быть вопросы, зачем тратить время на лишние разговоры – недоумевал Андрей Александрович, полагая, что администрация президента – это что-то вроде новосибирской «Северстали». Чем скорее он поймет, что это не совсем так, тем эффективнее будет управлять регионом. Сейчас созданные им коммуникативно-управленческие проблемы концентрируются в двух средах: в аграрном секторе, который просто потерял для себя областную власть, и в деловом-элитном сообществе, где многие по-прежнему не верят во врио губернатора, а значит, рекрутируются в команду поддержки Локтя и Толоконского.

По поводу последнего ходит много разговоров о том, что он бросил вызов Кремлю, предал Путина и т. д. Данные утверждения, конечно, далеки от истины. Еще осенью 2017 под ними имелось некоторое основание: критика назначения Травникова в октябре 2017 г. действительно была критикой решения президента. Толоконский на неё отважился и без последствий (в Кремле, вероятно, учли эмоциональное состояние экс-губернатора). Но критика Травникова в середине 2018 г. (оценка его «способности принимать решения») – это критика качества работы Травникова и больше ничего – Травникова, которому президент, вероятно, не случайно дал год срока до выборов «себя показать».

Понимая желание описать роль Толоконского как деструктивную, следует заметить, что как минимум в двух пунктах (помимо уже сказанного в других местах данного текста) бывший полпред играет роль в интересах «системы». Во-первых, Виктор Александрович работает на создание предвыборной интриги и на явку. А то ведь могло бы случиться так, что совсем никому не интересны были бы скучные формальные и бессмысленные выборы «уже выбранного в Москве» «вежливого человека». Немного скандала не помешает.

Во-вторых, как уже говорилось, я совсем не уверен, что Кремлю очень нужно, чтобы его ставленники на местах отождествлялись с Путиным. Ставленникам-то как раз это нужно, а вот Путину – совсем нет. Его царский функционал в системе именно в том и заключается, что он всегда отличен от всех других. На местах его непрерывно подставляют и компрометируют, такова уж наша нелегкая санкционная кризисная экономическая действительность (к которой президент, как известно, не имеет никакого отношения). Так вот, кто-то и должен неустанно напоминать избирателям, что глава государства выше всего этого: Травников – это Травников, а Путин – это Путин. Виктор Александрович и напоминает. Если бы он этого не делал, нужно, чтобы этим занимался кто-то другой. Разве мало звучало критики Медведева всё время его пребывания на должности премьера в самых охранительских и пропутинских кругах, на ультралоялистских и кремлевских ресурсах? Каждый, кто отслеживал ситуацию, знает, как хорошо была поставлена работа по фигуре «громоотвода». Травников для Кремля точно ничем не исключительнее Медведева.

По федеральной повестке Толоконский не говорил весной 2018 г. ничего, что не звучало бы прежде, например, на круглом столе по президентским выборам в январе. Никакого скандала тогда это не вызвало. Человек имеет право считать, что регионы не менее важны для страны, чем Сирия, поэтому, полагает он, было бы полезно уделять им немного больше внимания. Вполне патриотическая, хотя и алармистская точка зрения общественного и государственного деятеля, отвечающего в системе именно за регионы. Никакого инкриминируемого ему «бунта элит» в таком утверждении не прослеживается.

Является ли признаком федеральных репрессий отзыв кандидатуры Толоконского в совет директоров РЖД? При желании допустима и такая интерпретация, но также это может быть сочтено отражением обычного для крупных компаний правила не приветствовать политическую активность своих топ-менеджеров. Выбирая между должностью в РЖД и публичным участием в предвыборных процессах в Новосибирске Толоконский предпочел последнее. Что, в общем, не совсем неожиданно.

Чтобы резюмировать… Как бы ни хотели отдельные сотрудники одного из штабов, непрерывно выкликая имя Путина, чтобы он работал за них в Новосибирске – у Путина, похоже, другой взгляд в вопросе, кто тут кого нанял, и кто на кого должен работать. Хорошо, не выходит с Путиным – встаёт заря новой надежды: сейчас придут силовики и всё за нас сделают. Но и надежда № 2 умирает на глазах. И что тогда? И что теперь?

Это, конечно, ужас, но в Новосибирской области продолжается подготовка к выборам губернатора.
Дата: 28.05.2018
Источник: Континент Сибирь
Место публикации: Новосибирск
Тип публикации: Статья
Печать
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите код:
Закон о возврате выборов глав муниципалитетов в Приморье заксобрание рассмотрит 24 октября21:58Эсеры дошли до Конституционного суда в споре с ИКМО №15 по муниципальным выборам21:51Бюджет на проведение губернаторских выборов рассчитан на два тура17:51Горизбирком нашел способ больше контролировать муниципальные выборы17:33В Саратовской области еще один секретарь районный партячейки «ЕР» уволился из-за плохих показателей17:26Лига хакасских женщин выступила против Коновалова17:24В Приморье передумали отправлять Пучкова в сенаторы17:11Филягин призвал Коновалова сняться с выборов на пост главы Хакасии17:09На пост главы Еткульского района заявились семь кандидатов16:11Формирование комиссии по выборам мэра Владивостока перенесли на 25 октября15:32Депутаты Приморья рассмотрят обращение о расформировании краевого избиркома15:27Врио губернатора Приморья готов помочь оппонентам с «муниципальным фильтром»14:24Выборы главы Хакасии назначены на 11 ноября14:12Антон Волошко возглавит предвыборный штаб Олега Кожемяко13:50Украл, выпил – во власть: в Бурятии 15 судимых граждан пошли на выборы13:31Активность ОНФ ослабляет позиции первых лиц Республики Алтай13:13Алтайский избирком присоединился к сомнениям "жириновцев" в безобидности творчества местного блогера12:26В Омской области оппозиция не стала претендовать на места единороссов11:40Общественной палате хотят разрешить назначать наблюдателей на выборах в Забайкалье11:35В Удмуртии определились кандидаты в мэры Ижевска11:13
E-mail*:
ФИО
Телефон
Должность
Сумма 9 и 2 будет