Выборочный поиск
Подписка на дайджест
E-mail*:

CSS Drop Down Menu by PureCSSMenu.com CSS Drop Down Menu by pureCssMenudown.com
» » Новокузнецк: протестующие против угольных разрезов требуют решений от властей

Новокузнецк: протестующие против угольных разрезов  требуют решений от властей
 

Новокузнецк: протестующие против угольных разрезов требуют решений от властей


(18.05.2018)



Павел Пригородов
Журналист, член Общественной палаты РФ



С осени 2017 года под Новокузнецком начались акции протеста. В том числе в Новокузнецком районе жители решили блокировать технологическую дорогу разреза "Березовский", который принадлежит ЗАО "Стройсервис". Негодование жителей связано с опасной близостью разреза к населенным пунктам, угольной пылью, переносом федеральной дороги, под которой продали недра, безвозвратно погубленными лесами, а также заваленным оползнем с угольного отвала озером. Блокировка разреза, конечно, крайняя мера, на защиту угольщиков, как это уже было однажды, встанут полиция и суд, но люди уже готовы и на это, встать живым щитом, ведь многочисленные обращения в органы региональной власти не приносят плодов.

12 мая прошел очередной масштабный митинг в селе Костенково - первый, наконец, согласованный митинг в Новокузнецком районе. Участие в нем приняло около 250 человек. Против беспредела угольных разрезов выступили представители Новокузнецкого района, Новокузнецка, Кемерово, Междуреченска, представители нескольких партий и политических движений.

На митинге присутствовали глава района Дмитрий Беспалов и его заместители, но никакой конкретики в речах чиновника жители не услышали. Поэтому селяне готовы идти на крайние меры и 19 мая с 12 часов дня организовать круглосуточное дежурство возле светофора на перекрестке технологической дороги и трассы Новокузнецк – Костенково, блокируя движение углевозов по федеральной дороге.

Ситуацию с «противоугольными» протестами прокомментировал журналист, член Общественной палаты РФ Павел Пригородов.



В чем основная причина конфликта жителей Новокузнецкого района и угольщиков?
Новокузнецк – большой промышленный центр, расположен на юге Кемеровской области, город находится в котловине. С экологической точки зрения, скажем, похож на Челябинск: трубы, смог и прочее. Поэтому на лето новокузнечане стремятся выбраться из города в близлежащие деревни, дачные поселки и продышаться.

Сейчас же ситуация выглядит следующим образом: Роснедра выдают решения о нарезке новых угольных полей. Возможно, это было давнее решение, но поля взяли в разработку сейчас. И теперь народ из городской копоти приезжает на дачи, а там мимо грядок ездят БелАЗы, рядом с домами копают уголь.

Порядка 3-4 огромных разрезов «наседают» на поселки и деревни, рядом с зонами отдыха появляются обогатительные фабрики. Почему в такой близости начались работы – вполне объяснимо. Рядом с населенными пунктами есть готовая инфраструктура: автомобильные и железная дороги, электроснабжение и прочее. Это угольщикам удобнее, чем тянуть в тайгу, вот и начинают копать как можно ближе к освоенным селянами участкам. Дачники и местные жители пребывают в шоке, все их хозяйство, включая посадки и огороды теперь находится под слоем пыли. А по замерам экологов, эта пыль превышает предельно допустимые нормы в 200-300 раз, местами – в 500 раз.

В черте Новокузнецка есть поселок Листвяги, он стоит на краю города. На конечной остановке автобус высаживает людей чуть ли не на гору угля. Останавливается у ворот угольного склада. Через дорогу улицы с жилыми домами. Не знаю, возможно ли еще ближе подвести угольное производство…

С осени прошлого года начались акции протеста, и проходят с периодичностью пару раз в месяц в разных поселках вокруг города и в самом Новокузнецке. Народ буквально ложится прямо под БелАЗы. Иногда случаются более крупные митинги, которые все же попадают в федеральное обозрение.

Когда губернатором был Аман Тулеев, он на всех заседаниях озвучивал: «Чтобы жить хорошо и богато, Кузбасс должен добывать 200 млн тонн угля в год». Сейчас объем добываемого угля - 275, а в следующем году, я думаю, будет 300 млн тонн. То есть, это сверх того, что необходимо для области.

При этом из всего числа угледобывающих компаний и подрядных организаций 25 % компаний официально считаются неприбыльными (по налоговым данным). Какой смыл держать убыточные производства, да еще при этом нарушать экологию. Нелогично. Напрашивается вывод, что это скорее всего офшоры. Собственники нескольких крупных компаний, работающих в регионе, живут за границей, есть итальянские, швейцарские представительства. То есть, у нас копают, показывают, что работают «в ноль», туда увозят, перепродают. А мировые цены на уголь за последние два года подскочили процентов на 30. К тому же, наш качественный уголь ценится высоко за свои характеристики.

Расскажите про акцию в Новокузнецком районе, когда люди перекрывали дорогу.
У людей кончилось терпение, они пытались договариваться по-мирному. Хотя бы по поводу использования дорог общего пользования. Большегрузы разбивают дорожное полотно напрочь. На это руководство разрезов пообещало построить для БелАЗов объездные дороги. Но теперь решение поменяли, и объездная дорога начала строиться для жителей, а федеральная прямая дорога до поселков уйдет под угледобычу. И тогда, чтобы доехать до города, где расположена Центральная районная больница, где находятся профессиональные и высшие учебные заведения, дополнительно придется объезжать километров 30.

Следующий фактор, который выводит людей на акции протеста - отсутствие диалога. Люди не знают, с кем договариваться. Высшие власти региона сейчас заняты сменой губернатора, им не до населения. Муниципальные, поселковые, районные власти не имеют полномочий принимать решения. Им «спускают» документы на утвержденные поля и подкрепляют выданной лицензией. А те, кто эти участки нарезал, сидят, в Москве, они сюда не едут и ни с кем не разговаривают. Природоохранная прокуратура тоже, возможно, завязана с угольщиками, потому что не вмешивается в проблему.

Получается, людям не с кем разговаривать, никто не может их хотя бы выслушать. Поэтому, по сути, все собрания и акции уходят как в воду, а лозунги и воззвания остаются пустыми словами, никем не услышанными. Более того, Аман Тулеев, еще в бытность свою губернатором, заявил:

"Специально раздувается любой негатив. Очень много непонятных людей, которые вообще не понимают в работе угольной отрасли, но они стоят уже вдоль дорог с плакатами, на них всё написано: закрыть, закрыть, закрыть. То есть им нужно вот закрыть все угольные предприятия: разрезы, шахты и так далее под благовидным предлогом то одно придумают, то другое.

Идут митинги то в одном городе, то во втором. Причём все мы понимаем, да и они в открытую говорят, им платят большие деньги. Они должны отработать эти деньги и выходить на разного рода митинги.

Наши люди прекрасно это понимают, потому что если закрыть хотя бы один разрез - вы же понимаете - это тысячи людей, это тысячи семей, это наши дети, ну это просто абсурдно то, что мы создавали годами вот сейчас под предлогом выборов вот такое раскачивание ситуации, вот такое провоцирование людей".

Следующий вопрос связан полным отсутствием рекультивации после недраразработок. Угольщики порыли, бросили и ушли дальше, оставив после себя лунный ландшафт. Сейчас они такую хитрость придумали: чтобы люди не имели возможности пройти по полям, зафиксировать на фото и видео все безобразия - вдоль просёлочных дорог роют канавы. В этих ограждающих рвах грязи полно, и дойти до выработок уже невозможно. А там – безжизненные кратеры, как будто метеорит попал.

Еще важный момент: когда начинаются вскрышные работы, при подготовке участка, весь лес вырубают. И в лучшем случае сжигают, но в основном, он просто валяется по краям. Можно было же хотя бы выкопать маленькие деревца и пересадить, а большие – распилить на дрова и по тем же деревням раздать. Нет, угольщики делают все варварским способом.

Речки, озера, грунтовые воды благодаря угольным предприятиям превратились в комплекс экологического бедствия. Даже по центру Новокузнецка течет река, воды которой больше похожи на угольную пульпу. Из-за угледобычи подземные слои нарушаются, вода уходи из колодцев и скважин. В деревнях и поселках начинается дефицит питьевой воды.

Все это негативно сказывается на здоровье населения. Пыль, если превышает в несколько раз допустимую норму, способствует раковым заболевания, болезням дыхательных путей. Получается, что люди сбежали из загрязненного города в деревню, а оказывается, что в городе-то чище.

В селе Костёнково, разрез «Березовский» регулярно проходят сходы митинги против разработок без соблюдения границ санитарной зоны. Ситуация в этом населенном пункте обостряется еще и тем, что из-за угольщиков уничтожается уникальная зона отдыха. В том числе в Костенково находится международный лагерь. Сюда приезжали гости со всего света полюбоваться на сибирскую природу. Сейчас по дороге к этому престижному месту отдыха колесят БелАЗы. Деревня тоже считалась элитным поселком, недвижимость оценивалась в многомиллионные суммы. Сейчас коттеджи можно купить за 5000 рублей, они не стоят ничего. Люди и продать не могут, и жить там невозможно.

Теперь следующий вопрос: какая эффективность от всей этой деятельности для области, для бюджетов? Нам постоянно говорят, что это рабочие места, налоги… Да, в прошлом году областной бюджет существенно увеличился, за счет угольщиков на 70 млрд рублей. Но это несоизмеримо количеством нарытого угля и трудоустроенных на разрезах пары сотен людей. А в городе порядка 600 тысяч человек и вокруг агломерация, еще примерно 600 тысяч людей, дышат гарью и копотью.

Какое решение видится? Чего требуют люди?
Людям нужны понятные, внятные решения. Во-первых, необходимо создание зеленых оградительных полос по периметру разрезов. До начала разработок, достаточно клич кинуть активистам, Народному фронту. Они приедут с лопатами, пересадят маленькие деревца с территории будущего разреза, чтобы не губить все на корню. И только когда новые насаждения приживутся, встанут зеленым щитом между разрезом и населенными пунктами, можно начинать копать. К сожалению, сейчас в областной власти нет людей способных решить эту проблему, все избегают темы.

Но зеленые полосы не решит проблему пыли. Какие есть конкретные варианты решения проблемы?
Решение очевидно и простое: тайга занимает огромную территорию, Сибирь не так уж населена. Хотите вести разработки - отъезжайте в тайгу подальше, стройте дороги, протяните кабель, копайте. А возить уголь и копать рядом с домами, это недопустимо.
Как Вам кажется, экологический протест может перерасти в какое-нибудь общественно-политическое движение? И скоро ведь выборы…
Думаю, эта социальная активность может вылиться в какое-то экологическое движение. Потому что, если провести опрос на юге Кузбаса, из 10 человек 9 опрошенных крайне негативно выскажутся об отношении властей к угольной проблеме и подтвердят, что область находится на грани экологической катастрофы. И конечно, в избирательной кампании экологическая тема будет очень использоваться, и для кемеровских властей она доставит много неудобств.

https://www.youtube.com/watch?v=PN-1AOQBxRk&feature=youtu.be
2018РегиональныеКемеровская область



Дата: 18.05.2018 Рубрики: Статьи о выборах, Региональные выборы 2018, Общественная палата, Точка зрения, Кемеровская область
Источник: Центр прикладных исследований и программ Место публикации: Москва
Адрес: http://www.prisp.ru/analitics/631-prigorodov-novokuz-protest-1805 Тип публикации: Статья
Подписывайтесь на наш Telegrambot, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать Start.

Лента новостей