Портал разработан и поддерживается АНО "Центр ПРИСП"
Показать меню
Подборка книг по политическим технологиям и электоральным процессам
Архив
«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
04 апр 16:19

Протесты без политизации

Протесты без политизации
 
НИКОЛАЙ МИРОНОВ

Протесты из-за отмены выборности мэров снова начались в России; по мнению аналитиков, несмотря на стабилизацию ситуации в регионах в целом, они могут нарастать.

Как пишет газета «Ведомости», ссылаясь на рейтинге устойчивости регионов фонда «Петербургская политика», после президентских выборов элиты в регионах успокоились, однако напряженность начала увеличиваться. Подтверждение этому выводу эксперты фонда усматривают в росте протестов населения.

Они отмечают, что эти постепенно протесты политизируются в связи с отменой выборности мэров (недовольство этим обстоятельством высказывали как протестующие против отмены выборов мэра Екатеринбурга, так и выступающие против решений властей Московской области, отмечают СМИ), и допускают, что протесты будут усиливаться.

Волнения в Подмосковье, как и выступления после пожара в Кемерове, показали, что грань между политическими, экономическими и социальными выступлениями постепенно исчезает, заключили эксперты фонда.

Прокомментировать для «Полит.ру» ситуацию согласился Николай Миронов, руководитель Центра экономических и политических реформ. По его оценке, оснований утверждать, что протесты связаны именно с недовольством сокращением масштабов местного управления, нет.

«Процесс сокращения местного самоуправления в России – очень старый. В нашей стране, я считаю, полноценное местное самоуправление так и не возникло. Случались какие-то проблески его в некоторые периоды, когда муниципалитеты были относительно самостоятельными. Но ведь проблема не только в выборах в органы местного управления, и даже не объеме их полномочий и не в финансовой самостоятельности, хотя эти темы всегда стоят на первом плане. Проблема в наличии в том числе муниципальной культуры в стране.

Ее у нас нет, причем нет ни со стороны населения, ни со стороны условных «муниципальных элит». Население настроено абсолютно патерналистски: оно ждет исполнения социальных обязательств. И выясняется, что эффективнее их оказывать на государственном уровне, чем через плохо контролируемых сверху людей, которые не факт что начнут эти обязательства выполнять.

С одной стороны, население не видит в органах самоуправления своего представительства, то есть институт гражданского общества, не воспринимает в этом качестве местное самоуправление (и в этом – огромная разница между Россией и Западом). С другой стороны, сами люди, пришедшие в местную власть, далеко не все стремятся полноценно правильно выполнять свои обязанности. В этих органах власти так же высока коррупция, в них проявляются все проблемы наших чиновников, как и в других властных структурах.

Будучи выборными и независимыми от государственной власти на уровне, например, субъектов Федерации, эти люди используют такое положение для того, чтобы ограничивать контроль сверху. И эта проблема действительно существует. Почему губернаторы всегда стремятся ограничить местное самоуправление? Для того, чтобы контролировать происходящее – и, в том числе, контролировать выполнение социальных обязательств на местах. Говорю это совершенно ответственно – я занимался вопросами реформы местного самоуправления.

Если бы это действительно были институты гражданского общества, которое тоталитарное государство стремится подавить, это была бы одна история. Именно так происходящее зачастую представляют правозащитники. Мол, население хочет самоуправляться, но государство ему этого не дает. На деле население не хочет самоуправляться, а местная власть становится независимой и от населения, и от вышестоящей власти.

Поэтому идут ограничения местного самоуправления по всей стране. Это стабильная тенденция, потому что населению нужны социальные услуги, их кто-то должен оказывать и это должно контролироваться.

Исключения из этой истории составляют крупные города. Здесь отмена выборов связана с политическими факторами, потому что мэр крупного города – это всегда политический игрок. Он может быть конкурентом губернатору, а может выходить даже и на федеральный уровень и там тоже вести игру. Ну, в частности, развивать тему местного самоуправления, или поднимать другие темы, или вступать в политические партии.

Но это – история элитная, она не затрагивает население. Как оппозиционный, так и не оппозиционный мэр должны работать с населением, предоставлять ему услуги. Но у этих мэров (даже у того же мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана) часто возникал соблазн население политизировать, чтобы выполнять свои задачи. У Ройзмана, кстати, отработаны политтехнологии мобилизации населения на митинги. Но он мобилизует население на митинги в свою поддержку, а не в поддержку чего-то еще.


То же самое бывало и с другими мэрами. И здесь политизация протестов шла не по каким-то государственным темам – по реформам, устройству жизни, еще чему-то, – а по вопросам поддержки конкретных игроков, например, против губернатора. То есть население вовлекалось в конкретную политическую игру.

Так что говорить о том, что местное самоуправление, его отсутствие или присутствие сейчас как-то связано с протестами, нельзя. Эти вещи не связаны. Другое дело, что рост протестов действительно есть. Связан он с различными пробоинами в государственном механизме. А государственный механизм у нас – как решето, он то там, то тут начинает протекать.

Вызвано это неэффективностью государственного аппарата: он большой, многослойный и иерархический, вертикальный, но вышестоящие звенья не могут контролировать нижестоящие; везде – круговая порука, негласно допускается коррупция (на нее закрывают глаза). При этом полностью отсутствует какой-либо контроль со стороны – например, со стороны представительных органов. Вот в этом, наверно, и есть главная проблема – не в отсутствии местного самоуправления как такового, а в отсутствии представительных органов как на уровне местной власти, муниципалитетов, так и на уровне субъектов Федерации, и, конечно, на федеральном уровне.

Получается, что депутаты не контролируют исполнительную власть. Это бывает иногда, но редко где. Общественные организации тоже исключены из процесса контроля. Правоохранительные органы часто оказываются в связке с чиновниками. В итоге чиновника никто не контролирует; помимо того, что он начинает воровать, он перестает работать, и начинаются разные проблемы. То где-то приняли объект без учета требований безопасности, то квартиры ушли «налево», то где-то кому-то не заплатили, то предприниматель скрылся с деньгами, и никто этого «не заметил». Вот такие моменты и порождают социальный конфликт.

Наше государство, сам государственный аппарат находится в состоянии эрозии, медленной деградации – он работает все хуже и хуже. А поскольку социальные условия не улучшаются (есть экономические проблемы, сама экономика не идет вперед быстрыми темпами, денег не хватает, госаппарат избыточно дорог – его содержание для населения и дорого, и неэффективно), то получается, что то там, то здесь возникают конкретные социальные катаклизмы.

Если брать статистику, то их число из года в год растет. Это порождает локальный социальный протест – люди начинают выражать недовольство. Но протестуют они в конкретном месте, в конкретное время и по конкретному поводу. Как правило, протест ограничивается теми социальными проблемами, из-за которых он возник. Он очень редко перекидывается на какие-то иные области и очень редко возникает солидарность. Случаи объединения разных протестных групп незначительны, их немного. И, если даже они есть, как правило, они представляют собой «раскачивание» конкретных ситуаций», – сказал Николай Миронов.
Дата: 4.04.2018
Источник: Полит.ру
Место публикации: Москва
Тип публикации: Статья
Печать
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите код:
Майя Гришина и Александр Кинёв встретились с председателями ТИК Ставропольского края17:34На Урале кандидаты идут на выборы, чтобы снять с себя полномочия после первого заседания17:19В Карачаево-Черкесии идет активная подготовка к праймериз16:57Команда мэра Иркутска Бердникова снялась с выборов в гордуму16:33Пленарная сессия Всероссийского совещания руководителей ЦИПиП состоялась в Пятигорске16:00Приветствие Председателя ЦИК России участникам совещания в Пятигорске15:43Избиратели хандрят, власть теряет доверие15:10В Севастополе не хотят размещать рекламу партии «Родина»15:03По итогам довыборов в Чувашии замещено 10 мандатов14:56В Подмосковье очередной мусорный скандал14:48В Пятигорске на Всероссийском совещании обсуждают подготовку к выборам на Ставрополье14:38Как на Ставрополье готовятся к выборам14:03Стало известно, почему переизбрали главу избиркома Крыма12:37Ходоки у Путина. Конфликты в регионах говорят о "квазимонархической модели" власти12:21«Война и мир» Зеленского11:34Кто оплатит выборную кампанию Текслера?11:28В проблемном челябинском районе идет внеплановая проверка11:19Иваново ждут "яблочные" пикеты - целое лето10:49Ивановское выборное противостояние на берегах Амура10:44Городам федерального подчинения могут изменить систему выдвижения кандидатов10:41Выборы на Сахалине сохранят интригу до конца10:03Мэра Усть-Кутского района "атакуют" из-за позиции по строительству ЦБК на реке Лена09:59"Единая Россия" в Бурятии не жалуется на рейтинг09:52Назван наиболее вероятный новый мэр Курска09:46«Злые псята»: почему вулкан протеста на Камчатке еще не взорвался09:42Фургал призвал «Время перемен» не спекулировать его именем09:19Пора подумать о горизонтали. Суть местного самоуправления - в активизации местных инициатив09:13Зампред комитета по социальной политике Заксобрания Новосибирской области теряет мандат из-за дома09:05У Благовещенского района новый глава08:59Курган готовится к праймериз: кандидатов стало меньше08:55
E-mail*:
ФИО
Телефон
Должность
Сумма 8 и 7 будет